Предыдущая   На главную   Содержание
 
Стихи разных лет
 
ВРАНГЕЛЬ В КРЫМУ

Врангель в Крыму, хаты в огне.
Сволочь в ресторанах жуёт антрекот.
Друзья из дурдома, рубаха в вине,
Последний миноносец уйдёт без меня...

Только я встал, как пуля в живот,
А сестричка обманула-мол, будет жить.
Кто та седая?-Да это-же мать,
На наших могилах будут плясать говнюки.

Деревья-волосы, люди-мондавошки,
О-ох, и надоели эти игры в гестапо.
Наша ты грязь, непролазная грязь,
Каждый из нас мразь, мразь, мразь, мразь...

Наколю себе на пузе я наколку "Пролетарий",
Попрощаюсь с тёткой Дарьей, да дохлой кобылой,
И пойду с моей берданкой, да сухими глазами,
С говнюками топтать чужие могилы.

И.Фролов, 1989г.

*****

АЛЬБАТРОС
(Стих в оригинале
называется:
ГАД)

Нет, мы не птицы, я один Альбатрос,
Он кривит мурло-он балтийский матрос,
Дави,Катерпиллер, скитальца морей,
Раз-два,раз-два...

Ох,этот ветер, я хотел полетать,
Да в луже очнулся,уже не встать,
Задумчиво в небо взгляд-а там гроза,
Раз-два,раз-два...

Хорошая песня мне в душу запала,
Бабы в кокошниках пели про мир,
Хорошую песню чего-ж не послушать,
Раньше и мне было так веселО...

Времена поменялись,поменялись цвета,
Не укусит мёртвый - подумал я,
Никто не заметил,мы тихо подкрались,
И Питер,Питер UBER ALLES...

Нюхнул я землицу-(ха)сеять пора,
Эвона-вона,эвона...
А не любишь землицу-значит,не хлебороб,
Ситный-то любишь,небось,'?;%:?*(*?...

Дайте,дайте,хеви металлу дайте,
Пляски народной желает нога...
Знаешь, птицы что люди - те-же засранцы,
Эй, разлетайтесь,твари,это я...

Ползу,что-бы срать,
Меж камней,что-бы срать,
Меж домов,что-бы срать, нет,
Меня не достать...
Живу,что-бы срать,
Люблю,что-бы срать, да,
Срать,что-бы жить-о,
Меня не убить,
Нет,нет, не убить...

Егорыч 1989, Лето

*****

ТОЛСТОМЯСАЯ

Птички-чирички летят на Юга,
Под рубахой моей зачесалась тоска,
Под штаниной моей приподнялась грусть,
Думаю, дай к Толстомясой пройдусь.

Кому заводские трубы,
А мне-девичьи губы,
Решил для себя я твёрдо,
Я часто е ~ у эту морду.

У неё на столе пол-литровый графин,
У неё под халатом мякоть перин,
Чего не надкусишь-так всё своё,
Тихое,скользкое,счастье моё.

Любовь не любовь а надо,
А то жизнь повернётся задом,
Тут и так-то она не катит,
Чем других-то я хуже,батя?...

...Ломай солому, пока трещит,
а девку, девку - пока верещит...

И припевы:

Толстая Мясая-рожа хоть прикуривай,
Толстая Мясая-улица Халтурина,
Толстая Мясая-пряники да бублики,
Толстая Мясая-под подушкой рублики.
.................................................. .......
.................................................. .......
Толстая Мясая-никому не нужная,
Толстая Мясая-ну а мне давай!

Егорыч

*****

ГРУЗЧИК ВАСИЛИЙ

Грузчик Василий-парень что надо,
Мы танцуем с ним танцы рабочих по складу,
Толкаем большую тачку с углём,
По тихому пьём под пыльным мешком.

Работе конец(гы), Василий доволен,
Мы тоже не прочь прогулятся на воле,
И крикнуть на набережной Невы:
Девы-где вы,девы-где вЫ?

Но девы уходят с бухгалтерами,
Они издеваются просто над нами,
Получат когда-нибудь бухгалтера...
Смеркается вроде,по бабам пора.

Чтоб без затей,без особых затрат,
Чтоб были танцы и 'лимонад',
В тарелках капуста,мы пьяные в хлам,
А ЧЁ ЕЩЁ НАДО-ТО,НАМ,КАБАНАМ?!!

А завтра,а завтра начнётся всё снова,
Тачка и мат бригадира Петрова...
Василий заплачет, ах,больше не надо,
Про эти танцы рабочих по складу.

*****
Друзья

Охнул старый магнитофон,
И токарь, раненный вином,
Упал ногами к родному заводу,
Исполнив волю всего народа.

Шлюхи строем прошли по нему,
Только к чему, я никак не пойму,
В будке " негрубый" заблеял козлом
Если мы с токарем шли за вином?

Только не вспомнить, о чём вышел спор,
А локоть и рёбра болят до сих пор,
Да будка с "негрубым" мозолит глаз,
Упавший приятель соврать не даст.
НЕ ДАСТ!!!
1983
( " негрубый" - мент (жарг., устар.,)

*****
Петербург

Скважины неба, шпили и шпалы,
На пьедесталах мокнут цари,
Гордо глядят в суету кварталов
Конские морды чугунным оком...

Время застыло, падают капли
В масло асфальтовых переплетений.
Эхо ломает трагический звук:
" Санкт-Петербург, Санкт-Петербург"...
1985

*****
Мой завод.

Светит ярко-ярко электросварка,
А в очках защитных ни Х...Я не видно!!!

*****
Тоска инвалида.

Почуяли лето жуки-пауки,
И птицы почуяли лето!
А я ничего не почуял...
Протезом орехи колю я.

*****
Монолог Качалова.

Идут люди, идут работать, деньги, деньги - ха-ха!!!

( читается с выраженим и жестикуляцией )

*****

Из цикла "Польки":

Краков любит всякого
На улицах узких,
Немного любит немца,
А больше - русского!

__________________

...А у неё в глазах-Катынь,Катынь, Катынь...
...А у меня в глазах - то ли звезда, то ли полынь...


Из Материнского Сна я попал в Государство,
И очутился в тесной башне новенького танка.
Когда в нас влепили из гранатомёта,
Я понял, что жизнь - это здорово...
Потом меня смыли со стенок тугой струёй из шланга.

1984
( подражание американским поэтам )

*****
Сестренка Лето

Смешная сестренка Лето
Наговорит, наговорит теплых слов,
Расскажет о том, об этом,
Как до зари не спали от комаров.

Как играли в полночные игры,
Как смеялись и прыгали с крыш,
Чаще рыли ловушки для тигров
И ещё что-то, милый малыш.
На-на-на-на-на...
На-на-на...

Смешная сестренка лето
Наговорит, наговорит теплых слов.
А знаешь, зря не поехал,
Не подарил Августе своей цветов.

А ты знаешь, какие картинки
По утрам она видит во сне,
Бросив платье в ромашках на спинку
И сандалии оставив в росе...

Малышка тряхнет кудрями.
Ах, Боже мой, как пахнут они травой!
Я буду немножко пьяный,
Я не пойму, я не пойму, что со мной!

И мы листаем гербарий с цветами,
И она мне расскажет про дождь,
И откроет секрет между нами,
Что влюбилась и что он похож...
На меня... На-на...
На меня...

Смешная сестренка лето
Наденет плащ и скажет: "Зиме не верь".
И выйдет с последним светом,
Не затворив, не затворив, даже дверь

И как катятся капли по стеклам,
По ветвям уже желтых берез.
Моя бедная Лето промокнет,
Я встревожен за Лето всерьез.
На-на-на-на-на...
На-на-на...
Александр Махнач

* * *
Моим мечтам не суждено,
Как видит Бог, всегда сбываться.
Они останутся со мной -
Я с ними не смогу расстаться.
Они останутся со мной:
Среди сырой прохлады ночи,
Перенесут со мною зной,
Когда Судьба беду пророчит.
И если грянет небосвод
И захлестнут планету бури-
В мечте найду я теплоту,
Во мраке капельку лазури.
И здесь, и там, в чужих краях,
Пока живо мое сознанье,
Со мной всегда - моя мечта,
Не получившая признанья.
1981г.
Ягодное

* * *
Нарисую тебя такой, какой вижу.
Должно получиться что-то очень красивое.
Экспрессия месива заставляет нести околесицу,
Но если я выстрадал это в холодные месяцы,
Я не слеплю тебя плохо, неискренне,
Портрет будет весь из восторженных искорок.
1982г.
Ягодное

* * *
Жду, но видно бесполезно,
Гаснет в окнах желтый свет.
Наконец-то кто-то срезал
Заржавелый шпингалет.
И отбросив настежь раму,
Прыгну прямо в снегопад.
В белых дебрях кувыркаясь,
Падать просто наугад.

Нет ни севера, ни юга,
Только крыши и снега,
Силюсь вспомнить имя друга
И забыть лицо врага.
Где я видел эти лица?
Мне не вспомнить никогда.
Иней таял на ресницах,
Всюду вьюга и беда.

С каждым шагом ночь прозрачней
Яркий свет от фонаря.
Никого, а это значит
Я опять спешил зазря.
Час за часом в ожиданьи.
Время, день и месяц тот,
Я примчался на свиданье
Перепутав только год.

Я не сплю и где-то рядом
Слышу голос, голос твой,
Нашей школы вход парадный,
Вечно запертый зимой.
Все куда-то уплывает,
Все как в зыбком мираже.
Кто там? Снегопад стирает
Знак "Зенит" на гараже.
1985г.
Находка

* * *
Сегодня снова от причала корабли уходят в море
Только это, слава богу, не касается меня.
В темноте стучат колеса и несется скорый поезд
Ждут меня в тайге сибирской, там давно уже зима.
За окном темнеет лес, та же тихая погода,
Я три года не был здесь, я не видел вас три года.
И пусть завтра по приказу будут с якоря сниматься
И бушующие дали будут небом и землей
И кому-то будут сниться о гражданке небылицы
И от этого кому-то вдруг захочется домой.
Отхлебнули мы сполна, новый день встает над тьмою
Разбегается волна, как три года за кормою.
Море вовсе не конфетка и тепло бывает редко
Океан харкался пеной и ветра со всех сторон
Не закуришь сигареты, для кого-то нынче лето,
А кому-то снова в море, долгий день-недолгий сон.
Мы уходили с кораблей,
Мы свое сказали слово
В равном званье дембелей
В море не потянет снова.
февраль 1985г.
Анапа

* * *
Долгих скитаний нелегкий путь
Останется за спиной.
Видно нельзя уже не свернуть,
Ты снова придешь домой.
Забытую дверь тихо распахнешь
И ступишь через порог,
Почувствовав мягкую теплоту
Ступнями разбитых ног.
Как снова послышатся за спиной
Знакомые голоса,
И свет ослепительной полосой
Ударит тебя в глаза.
Блеск этих окон в душе храним,
Но стало понятно мне:
Вечным бродягой бывают лишь
Не по своей вине.
1986г.
Находка

* * *
Выйти из зоны тумана
Пиратская песня

Такой тишины не услышишь в аду,
Намокшим бельем паруса обвисают.
Не знает сам дьявол - куда попаду,
Ни шкипер, ни боцман не знают.

Команда ропочет, мол, света конец,
Слышь, дьявол в кильваторе стонет?
Неужто не хватит огня у сердец,
Чтоб встретить старуху спокойно?

Четвертые сутки, как призрачный бриг
Мы пашем жнивье океана
Должны мы, ты слышишь?
Хоть как, мы должны, выйти из зоны тумана!

Кто выручит нас из последней беды
В моей слишком мрачной работе?
Пират не выходит сухим из воды-
Мы встретимся на эшафоте.

Кто проклят на дело, кто благославлен,
За веру, последнюю веру.
Слагали названья для шхун мы - из женских имен,
Которых любили безмерно.
1986г.
Находка

* * *
Разольется по забору
Скользкий свет от фонаря.
Огоньки от беломорин
У подъезда догорят.
И поет в прохладном шуме
Листопадов и дождей,
Голос горестных раздумий-
Звук гармоники моей.

Простучали чьи-то ножки
Мимо ржавых гаражей,
О любви поет гармошка
Среди мрачных этажей.
Бъется звук в бетонной клетке,
С болью ждет, что замолчу,
А березовая ветка
Тихо гладит по плечу.

Не кукушкой отзовется
Перестук трамвайных рельс.
Только песня не поется,
Как чужая песня здесь.
Будто я открыл окошко
И пахнуло синевой.
Парень с тульскою гармошкой
В такт качает головой.
1986г.
Находка

* * *
Волк

Он пел свою песню печально и гордо
И капали звезды, как свечи в ночи,
А сторож-пропойца, метлою по морде:
"У, псина проклятая, лучше молчи!".

Его не прельщала собачья доля,
Ему был противен, пусть жирный, кусок.
Неволя хоть как - остается неволей.
А волк, даже в клетке - непойманный волк.

Чертя на бетоне когтями узоры,
Кто знает, что видел он в мокрой листве,
Пах ветер дождем и таежным простором.
Свободной охотой в ночной синеве.

Глотая ветра окровавленной пастью,
Он грыз прутья клетки, по-волчьи решив,
Что счастье в пол-силы - собачье счастье,
Что он непременно отсюда сбежит.

Над ним хохотали беззубые люди,
Ему дали кличку какого-то пса,
Он скалил клыки и пятился в угол,
Заслышав звериные их голоса.
1987г.
Находка

* * *
По сбитым клавишам долбить
И улыбаться сытым лицам,
Дарить бумажные цветы
Продажным, уличным девицам.
Луна, как желтый огонек,
У входа в странный дом Вселенной,
Откройте двери - я промок.
Дождь пахнет чьею-то изменой.

И пусть билет, в другой конец,
Мне даст какие-то надежды,
А тот, кто непонятен, здесь,
Всегда считается невеждой.
А скорый поезд в не туда,
Тебе распишут словно чудо.
Мелькают лица, города,
Звенит в кондукторских посуда.
1987г.
Находка

* * *
Все движется, медленно падает снег,
Спешат пешеходы под оклик трамвайный,
Ваяет лопатой сугроб человек,
Обычное чудо ваяет.

Деревья, дома. Закружит колесо
В безудержном плавном движеньи,
И с помощью странных нездешних часов
Все снова подверглось сомненью.

Изящный абсурд, я любуюсь тайком,
Как катится ветер по рельсам.
И румбу серебряным молотком
Выстукивают умельцы.
февраль 1987г.
Владивосток

* * *
Я не продал королям
Солнцем залитых полян.
В пыльных залах галерей
Места нет моим деревьям.
Август. Синяя гроза.
Отблеск молнии в глазах.
Мокнут сосны под дождем,
в теплых кронах переждем.

Ослепший дождь по листьям лупит,
Слепая ночь вот-вот наступит.
Укрой лицо в моих ладонях,
Укройся в них, как от погони.
Гуляет ветер мокрой тенью,
Подернет в лужах отраженье.

Стой, не делай громче дождь.
Царство сосен бросит в дрожь.
Воробьями жив карниз.
Видишь, август так капризен.
Дай мне свой цветастый зонт,
Для прогулки есть резон.
Мокрый плащ, как тяжкий груз,
Отчего же нам так грустно?
август 1987г.
Находка

* * *
Маманя, поставь бражку,
Батя, чини гармошку,
Вспомните сына Сашку,
До осени ждать немножко.

Три года в одном железе,
Работы по край налито.
Три года как воздух трезвый
Жил мыслями замполита.

Заботы же командиров,
Чтоб ты не сидел без дела.
И нету с тобою милой,
Чтоб хоть иногда жалела.

А ну их всех в три колена
Обиды держать не нужно,
Нашел здесь друзей верных
На этом спасибо службе.
декабрь 1987г.
Находка

* * *
Расскажи про дом родной,
В снежной шапке под луной.
Застывает ночью
На окне ледочек.

С головой в снегу забор,
А за ним сосновый бор
В старца превратился-
Сединой покрылся.

Тишь с мороза глубока,
Лает пес на чужака
И в морозном звоне
Эхо вдаль утонет.

Свет в окне давно погас
Теплый дом баюкал нас
Стужа за дверями
Пахнет сухарями.

Расскажи про дом родной ,
В думах он всегда со мной.
Январями дышит
Мать в письме напишет.
декабрь 1987г.
Находка

* * *
Сослуживцу и корифану
Дудакову Николаю

Не говори про Новый Год,
Я поломаю все гитары.
Мои страдания бездарны.
Да кто там, этот бред поймет?

Не нужно, Коха, душу злить.
Уже декабрь, ни с кем не спорю,
А подо мной все то же море,
Все та же палуба в соли.

Уже не пишет даже мать,
С тревогой ждет, не спит ночами,
А я опять, как бы нечаянно,
Пишу, мол, надо обождать.

Не говори про Новый Год.
С метелью, танцами и водкой,
Когда вся ночь, как сон короткий,
В беспечной кутерьме пройдет.

Отстань, Колян, пой дальше сам,
Нет сил сносить такие грезы,
Когда от лютого мороза,
Вдруг станут синими леса.

Осталось две недели ждать,
И ветер стонет в мачте голой.
Слабаю пару рок-н-роллов,
Пойду на вахту заступать.
декабрь 1987г.
зал.Пасьет

* * *
Л.К.

Трамваи застряли за тысячу лет,
Воздух наполнен углем и дождями.
Видимо Лето подпишет декрет
О выдаче города с их вождями.

Видимо ночью безмолвный конгресс
Распишет: кому что нести через льдины.
Беднягу Июня загонят под пресс,
Чтоб выдавить солнце как сердцевину.

Разбухшие книги вчерашних афиш
Дышат мне в спину, листая страницы.
Жалко, что небо касается крыш,
Жалко, что солнце живет за границей.

Статуи женщин взводили зонты,
Выстрочит SOS огонек сигареты.
Мне будет больно снимать с глаз бинты,
Но я не хочу видеть ночь под запретом.

Окна твои вспыхнут грустным огнем,
За ночь облезут в прихожей обои.
Разве ты все еще помнишь о нем?
Ну что, будем клеить или не стоит?
июнь 1988г.
Ленинград

* * *
И.Т.

Смертью, нет уж, не обманешь.
Я болел и умираю.
Видел - в ночь летели сани,
Звон подковный обгоняя.

Месяц бился лбом о тучи,
Забросали месяц грязью.
Кто теперь тебя научит
Ночью в створ чердачный лазить?

Пропадешь, душа Арина,
Без гармоники печальной.
Я б может выжил, да обидно
Что все так светло вначале.

Что сначала было лето,
А потом тебя не стало.
Ты в обмен на сигареты
Тратишь черные кристаллы.

Отступись, оставь в покое,
Ох и высплюсь там во мраке.
Сердце больше, знай, не ноет,
Нет нужды соваться в драки.
сентябрь 1988г.
Ленинград

* * *
Солнце, как скрюченный в муках ребенок.
Небо - измятая серая простынь.
Скалы домов и каньоны улиц.
"-Что это, Бэримор?"."- Это осень".
октябрь 1988г.
Ленинград

* * *
И.Т.

Я слышал плачь. Кого здесь хоронили?
Все разбегутся от меня куда-то.
Ужель, я сам поднялся из могилы?
Ужель, я - мертвый, стал ругаться матом?

Луну изгрызли, суки, до огрызка.
Она вчера была целей в три раза.
От ожиданья, даже кактус высох,
Я никому не дам, тебя измазать.

Я выкрал где-то черные полотна,
Я их белил своей дурацкой верой,
Я рисовал портреты Идиота,
И улыбался, их увидев первым.

Ты там, где снег, за белым-белым полем,
Проклятый дом, где я ни разу не был,
Я не дошел - меня споили тролли
Прокисшей водкой - в цвет пустого неба.

Я сам себе отрыл в снегу могилу.
Никто не знал, как мы с тобой любили,
Ведь ты меня ни разу не будила,
Не видела, как мне по морде били.
декабрь 1988г.
Ленинград

* * *
Колокольчику

Китайский сон

Янтарь в цвет ореха -
кумар императорских снов.
А даосы пьяные вечностью
курят Жень-Шень.
Срезают зеленые молнии
лезвием гор.
Скоро зима. Трепетны тени.

На кровли их жизни
ложится простуженный снег.
Какое мне дело,
Они ночью пишут стихи.
Укутав безумные головы
в беличий мех.
Угли костра. Таинстенный Хи.

Как ягода, солнце
созрело и тянется вниз
Распятый на раме
умрет опозоренный день
Не надо? Ну что ты, ведь ночь уже,
А ночь -это время птиц.
Запах смолы. Лунные лица.

Дворцы из фарфора
И купол расшит янтарем.
Я высек на яшмовых плитах
бесстыдный рецепт.
Откуда ты знаешь, что я не вру,
Что все мы сегодня умрем?
Ветер поет. Тысячи лет.
декабрь 1988г.

* * *
Попроси тетку - она не откажет:
Сама доведет тебя до колодца.
Отрежет краюху и маслом намажет,
Дозволит напиться из теплых ладошек.
Враз огребет тебя теплой золою,
Бросит под голову хвойных веток.
Воют метели за ближней горою,
А где-то, а где-то там летние ветры.

Видать не с жиру, видать не с дури
Эдак валяться под зимней луною.
Эх, покурить бы, да нет и окурочка.
Словно гульнули, братишка, с тобою.
Что-то шинелка-зараза не греет,
Выстыла, видать, зола на кострище.
С водки не в кайф, как блаженный дурею,
Вижу старуху в граненое днище.

Вытянул спичку, да видишь -огрызок,
Что-то знобит от такого веселья.
Музу чморили, порезали в Шизу,
Вот и стихи, то в вине, то в постели.
Сдохну ведь, тетка, не вспомнишь, как звали
Будешь с ладошек поить девок водкой.
Жизни и воли и силушки дали,
Да век у меня, видать, слишком короткий.
январь 1989г.
Ленинград

* * *
Барабанщице "Эксмиссии"

По сердцам, как по барабанам,
Лупит, лупит плутовка Лена.
Кроткий взгляд, как стальной рубанок,
Тихий голос, как в дых коленом.

Просто так не подъедешь к Лене-
Зафигачит в лоб из обреза.
Все, кто был с нею - на коленях,
Только Санька один - железо.
А.Махнач
январь 1989г.

* * *
ВОКЗАЛ

Вокзальная паперть нас делает ближе ,
Хозяин радушен - для каждого полка .
Слюда грязных стекол второго Парижа ,
Мигая огнями , следит втихомолку .

Следит за полетом горящих окурков ,
За пьяной девицей , уснувшей в вагоне .
Хохочущий праздник блядей и придурков ,
Привыкших своих и совсем посторонних .

Прийти и уйти , будто время как масло ,
Заплесневшим кубиком брошено в урну .
Пьяный майор в милицейской форме ,
Пустые глаза: "Давайте закурим".

Меченый взглядами , я осторожен .
Хочется водки , хочется ветра .
Сжимаю в кармане сложенный ножик ,
Смотрю на соседей , как на портреты .

Поезд поедет , куда мне не надо .
В нашем купе раньше ездили черти .
Десять часов , я все , кажется , знаю :
Выход из жизни - это где-то в смерти .

А.Махнач
Апрель , 1989 год .
г.Ленинград

*****

Н.

Я отдал сам себе долг ,
Я пропил сам с собой все .
Я искал в этом всем толк ,
Я нашел в этом всем стрем .

"Ты умрешь"- говорил врач .
Я подбил сам себе глаз .
От меня улетел грач .
Я , наверно , влюблюсь в вас!

А.Махнач
Июль , 1989 год .
г.Ленинград

*****

* * *

Мама, мама, откуда летит эта птица с твоими глазами?
А за мельницей небо, подпертое вилами,
Там, где мы малевали лазурью,
Там теперь дядька полил чернилами.
Разворочил на окнах цветастые шторы:
Где ты , мой расчудесный блестящий топорик?
Порубаю окно и полезу наружу,
Что нам станет - мы бражку ковшом - не из кружек.

Нам бы выпрастать руки , а в руки - дубину ,
Отплясать в чистом поле Святую Кулему ,
Набрести ненароком на старую мину ,
Чтоб порвало в куски наши руки и ноги .
Поскорей бы медведь просыпался в берлоге .

Побегу от реки по дырявым сугробам ,
Оттаскают за волосы зорькины девки ,
Только лезут в разрез обнаглевшие руки ,
Во , матрешки хохочут , им нукли не нукли .

Раскопаю под деревом яму , да лягу .
Подышу на затвор , посчитаю патроны .
Залеплю разрывными по праздничным флагам .
Пусть уж лучше над площадью вьются вороны .

Раскидал угольки , растоптал уголечки .
Эх , капканчик побольше да петельку стальную .
Мы их всех переловим , кто шляется ночью ,
Кто расстроил вконец мою душу больную .

А.Махнач
Июль , 1989 год
г.Ленинград

*****

* * *

От моих зимних , простуженных песен
Я выгреб на чистые вешние воды ,
Где каждое слово , пропившимся бесом
Куражится , вымазав блестками морду .

Дожди и туманы , болезни да лужи ,
Отгружен паром , нам и водки не нужно .
Согреться - согреюсь , плясать - комиссарить ,
Влюблюсь , чтобы снова любовь разбазарить .

Глаза - на закат , а брехню - по карманам ,
Сграбастать в охапку Елену-царицу ,
Не смертью - так силой , не злом - так обманом .
У нас с головешки весь дом загорится .

Палю из обреза в вечернее небо ,
Никто не уснет - не хочу , чтобы спали .
Вот лук , самогон , булка черного хлеба .
Ищите нас там , за лазоревой далью .

А.Махнач
Март , 1989 год .
г.Ленинград

*****

* * *

Егорычу

Я сверлю во времени дырки ,
Забиваю ржавые гвозди .
Стенка вот-вот треснет ,
Мы уже опоздали на поезд .

Потом будем спорить , кто раньше
Сдохнет из нас от пьянки .
Мне уже ничего не кажется ,
Мы оба поместимся в рамке .

Гуляй - не гуляй , а скучно ,
Бесись - не бесись , а страшно .
Мне уже ничего не нужно ,
Звезда ты моя , бумажная .

Давайте справлять поминки .
Я напрятал бутылок под куртку ,
А потом оглянусь и порадуюсь :
Там пусто - дым и окурки .

А.Махнач
Апрель , 1989 год.
г.Ленинград

*****

* * *

Понял , сколько б снег ни сыпал ,
Голым крышам холодно вначале .
Жаль их . Телефон не отвечает .
Это танец с незажженными свечами .


Это пляска между бритвой и рассветом .
Сука в красном манит выцветшей мулетой ,
Шизбалетом под разбитую гармошку ,
Сто застежек , я давно не осторожен .


Хочешь в рожу , хочешь спирту , хочешь бабу ?
Обмишулишь , грязью буковки замажешь ,
Следопыты не найдут конца и края .
Умираю , вжавшись в серые сараи .

А.Махнач
Май , 1989 год .
г.Ленинград

*****

* * *
В снега, в луга, в бега
Идите к черту, время-лужи.
Рожает бездна облака
Идет зима, я сплю с оружием.

Пока не срезан белый гриб
Пока вода людьми не пахнет
Пока не пишут, что погиб,
Нас водка вылечит от страха.

Переворачивая мир,
Глаза сосут портвейн соцветий.
Мой старый выцветший мундир
Давно как ветошь в туалете.

И надо б выучить слова
Походной песни вечно пленных
Забыть привычное:"Вставай"
Я сплю, размазанный по стенам.
июль 1989г.
Ленинград

* * *
Мой Гитлер никому не нужный
Живет в коробке с пластилином.
В Рейхстаге щас такой гадюжник,
В Рейхстаге щас цветет калина.

А у меня доска-фанера
И я на ней всегда играю.
Фашисты здесь и коммунисты
Друг друга жгут и убивают.

Сижу насвистываю тихо
Пластинку "Ягоду-малину".
А там война Брежнева с Борманом:
Я их леплю из пластилина.

С победой красных поздравляет
Усатый генерал в папахе.
А мне фашистов очень жалко.
Возьму и всех сломаю на х...й.
сентябрь 1990г.
Ленинград

* * *
Сидел на пристани матрос:
Ждал он корабли.
В кармане пачка папирос
И горсть родной земли.
Весь день в портовом кабаке,
А к ночи чуть живой.
Гадали шлюхи по руке:
"Все кончено с тобой".
Швартов с обрубленным концом,
Как твой библейский крест.
Край неба выкрашен свинцом
И курс на норд-норд-вест.
Продай складной матросский нож-
Купи еще вина.
Пусть утром скажут:"Ты хорош,
Ты донырнул до дна".
август 1992г.
С-Петербург

* * *
Давно темно в подлунном мире.
Уснул алкаш в седьмой квартире,
Во двор заехали менты,
Не спят они- не спишь и ты.

Не спит больной, взывает к Богу-
Ему с утра отрежут ногу,
Не спится скульптору-арабу -
Всю ночь из глины лепит бабу.

Бандит не спит в "Крестах" на нарах,
Всю ночь галдят в валютных барах,
Не спит по радио певица,
Мне тоже, дураку, не спится.
январь 1995г.
г.С-Петербург


* * *
Тоска по Родине далекой
И жизнь, как кажущийся праздник.
Красиво. В небе самолеты
Кривые чертят, трое сразу.

Улягусь заполдень, уставший.
От зноя елки спят и дышат.
Хороший у меня шалашик,
Уснул мой кот, уснули мыши.

Бегут по лесу солнца зайцы.
Лежу, курю и улыбаюсь.
Ползут жуки по сонным пальцам.
Я съел грибов- я не врубаюсь.

И если вдруг умру сегодня,
Под песни Финского залива,
Не плачьте, что лежу холодный,
И знайте - умер я счастливым.
январь 1997г.
С-Петербург


СВЯТАЯ ШТУКА
(Шоссе)

Шоссе лишённое конца, вбитое в горизонт,
Я успокоился насчёт сорванных тормозов.
Педаль прижата кирпичём, руль придавил ногой,
Летит изогнутая даль звёздною дугой!

Припев:
Движок рубит джигу и вёрсты как книгу,
Листает спидометр легко.
А жизнь как дорога к родному порогу,
И это нормально, Святая штука - Путь домой

Сквозь опустевшие поля, сквозь опустевший край
Лечу туда где выбрал сам в старости умирать.
Где три берёзы под окном выросли ростом с дом,
Где от жилья и до жилья километров сто.

Припев:
За первой метелью и ягодной прелью
Какие апрели - зима.
Свинцовые дали, тайга в Зауралье,
А годы - детали. Детали непростой судьбы.

Лечу не сбрасывая газ, а впереди звезда
Мне подмигнёт в который раз, будто зовёт туда,
Где облака по вечерам как брусники цвет.
Мне годы приходилось ждать и сутками гляде-е-е-е-ть.

Движок рубит джигу и вёрсты как книгу,
Листает спидометр легко.
А жизнь как дорога к родному порогу,
И это нормально. Святая штука - Путь домой.

За первой метелью и ягодной прелью
Какие апрели - зима.
Свинцовые дали, тайга в Зауралье,
А годы - детали. Детали непростой судьбы.

Сантёр

*****

КРАСАВЕЦ МОЛОДОЙ

Ах красавец молодой, викинг в курточке из кожи,
Рос под северной звездой, бил по подворотням рожи.
Сыпь, сыпь, сыпь юности снег.

Бросил школу, все дела. Помышлял сбежать в мотросы,
Но дорожка привела в ПТУ на гроботёса.

С пьяной девкой за спиной гнал на мотоцикле брата,
С чисто бритой головой, до ворот военкомата.
Сыпь, сыпь, сыпь юности снег.

В бронетанковых войсках ни поэзии, ни прозы.
Отпечатан на висках бой за новогодний Грозный.

А красавец молодой после службы строит планы,
Толи к папе на завод, толи с другом,но в охрану.
Сыпь, сыпь, сыпь юности снег.

Вот и он итожит жизнь, как-то всё от бара к бару.
Путешествует со мной по снежку, да под гитару.

Сантёр

*****

ПРИВЕТ МАТРОСА

Я тебя ненавижу в последние дни,
Я тебя не люблю последний месяц.
Я пойду сдавать бутылки и пропаду,
А журавли в небесах закурлычат песню.
Оставаться - да ну, в звезду,
Моя дама равна тузу
И шлю тебе привет,
Из матросских лет

Всё равно замусолят дембельский альбом,
Я его лучше выкину на помойку.
Всё равно не увидеть в море голубом,
Мой фашистский крейсер с чёрною надстройкой.
Жизнь проходит - и всем капец!
Я упёрся в её торец
И шлю тебе привет,
Из матросских лет

Наблевала снегом зима кругом,
Наблевал дружок у меня под дверью.
Я с утра за пивом бегу бегом,
Ведь охота выпить перед самой смертью.
А спасусь я - и волк ты с ним,
Как херовско быть молодым
И слать тебе привет,
Из матросских лет

Я пересплю с Лариской - и все дела.
Заманил в потёмках, порвал Маринку.
Поднимусь, отряхнусь и глаза паука.
С хронью палитурной пойду в обнимку.
Золотая река Иртыш.
Пена пивная - достигла крыш
Вот тебе привет,
Из матросских лет

Сантёр

( Источники: http://www.yu-z.ru и
ftp://awdogesa.spbline.ru )
Сайта http://www.yu-z.ru - нет. Другой сайт - http://vkontakte.ru/yugo_zapad

 
Находится в каталоге Апорт
 


Садовые опрыскиватели для ухода за растениями | Продажа элитных дверей | Агентство недвижимости Москва: выгодные предложения